Новости
11 апреля 2018, 22:34

БЕДА СТУЧИТСЯ ДВАЖДЫ

Эта история о том, как с легкой руки некоторых должностных лиц была разбита жизнь ставропольчанки Татьяны Наумовой. Растоптано ее конституционное право на неприкосновенность жилища, а она сама унижена. Как бы в насмешку над женщиной цинично промолчали правоохранители, когда в ее дом проникли посторонние. Не обратили внимания на ее мольбы люди в погонах, и когда Татьяна оказалась за дверью своего дома.

Время безмолвия

Предпосылки к этой истории возникли еще в апреле 2007 года. Именно тогда Наумова взяла ипотеку на приобретение квартиры в «Первой ипотечной компании «Ставрополья» (ПИК). Была одно время в краевом центре такая контора. Выдал этот ПИК женщине 1 миллион 400 тысяч рублей, добавила Татьяна своих 200 тысяч и купила трешку в районе краевой больницы. Казалось бы, все чин чином. О чем беспокоиться?

Как признается сейчас Татьяна, она исправно выплачивала кредит платежами через банк «Русь». Но через год лишилась работы, и у нее возникли некоторые трудности. Тогда она решила поменять свою трехкомнатную квартиру на двухкомнатную с доплатой. Нашла подходящий вариант в своем же районе, стала договариваться.

Обратилась в ПИК. Там по поводу обмена не возражали. Сказали, мол, можете поменяться, но пока ипотечная трешка будет в обременении, новые хозяева на себя ее переоформить не смогут. Однако сотрудница ипотечной компании Мадина Накохова предложила свою помощь. Она заверила Татьяну, что сможет снять обременение с трехкомнатной квартиры и перевести ее ипотечные обязательства теперь уже в отношении двухкомнатной. А для этого необходимо передать ей, Накоховой, все документы на трешку плюс квитанции об оплате ежемесячных платежей. Татьяна согласилась.

Как согласилась, спросите вы? А дело в том, что и ПИКу Наумова доверяла, ведь уже через эту организацию ее семья брала ипотеку для сына. Тогда проблем не было, а долг был давно закрыт. Да и Накохова была ей не совсем посторонним человеком. Подругой одной ее знакомой.

И так вот между двумя женщинами возник устный договор о взаимопомощи. Первая помогает второй с оформлением имущественной сделки, а вторая благодарит первую, говоря по-русски, - магарычами. Между прочим, хозяева двушки доплатили Татьяне 200 тысяч рублей за ее квартиру, так как обмен не был равнозначным. Деньги Наумова сразу отнесла в ПИК. И продолжила до 2009 года отдавать квитанции об оплате ипотечного кредита Накоховой. Но та с решением вопроса тянула.

А в 2009 году Накохова куда-то пропала вместе со своими обещаниями. Отправилась Наумова в офис ПИКа узнать, на какой стадии переоформление и есть ли к ней вопросы по платежам? Но пришлось женщине подержаться за ручку закрытой двери, над которой уже не было никаких табличек. Потому как ПИК испарился вместе со знакомой Татьяны.

Но скроет меч отсутствие весов

Тем не менее в скором времени Наумова ипотеку выплатила через тот же банк «Русь» и продолжила счастливо жить вместе с дочерью, внучкой и зятем в двухкомнатной квартире. Правда, счастье это продлилось совсем не долго. До декабря 2014 года. И оборвалось со стуком в дверь сотрудницы службы судебных приставов Олеси Панечкиной, которая пришла описывать имущество Татьяны в виде той трехкомнатной квартиры.

Оказалось, что ПИК успел перевоплотиться в ОАО «Агентство по ипотечному жилищному кредитованию» и передать ему все права на залоговое имущество. А эта организация, в свою очередь, подала в суд на Т. Наумову якобы за злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности. И даже, согласно заочному судебному решению от 2008 года, процесс выиграло. Судебные приставы возбудили в отношении Татьяны исполнительное производство. Десять лет назад!

Но вот «отжимать», иначе не назовешь, квартиру пришли только сейчас. Еще и не с оригиналом исполнительного листа, а его дубликатом. И без понятых. Позже станет известно, что оригинал исполнительного листа служивыми безалаберно потерян, и, по их видению норм судопроизводства, наличие понятых уже и не обязательно.

С судебным решением от 2008 года, разрушившим ее жизнь, Татьяна смогла ознакомиться только через шесть лет:

«Права Агентства (ОАО «Агентство по ипотечному и жилищному кредитованию» - прим. автора) на закладную (на квартиру Наумовой - прим. автора) основываются на сделке по передаче прав договора купли-продажи закладных и отметке на закладной, произведенной предыдущим владельцем закладной - ЗАО «Первая ипотечная компания «Ставрополья».

Барабанная дробь:

«Ответчики Наумова Т. Е. (далее дочь с мужем - прим. автора) в судебное заседание не явились, извещались надлежащим образом, причины неявки суду не известны, представитель истца не возражал против рассмотрения дела в порядке заочного производства. Изучив материалы дела, суд пришел к выводу об обоснованности доводов истца и удовлетворяет заявленные требования в полном объеме».

Выход режиссера

Удивлению Татьяны не было предела. Аналогично ситуацию восприняли и новые хозяева ее бывшей трешки. Жили себе люди, а здесь как снег на голову такая новость. Выходит, квартира-то и не ваша. Стали жильцы трешки требовать от Наумовой обратного размена и возвращения им 200 тысяч. Схватилась тогда за голову Татьяна. Стало казаться женщине, что пришел конец ее жизни. Но оказалось, что это еще цветочки - ягодки были впереди.

А дальше история развивалась еще интереснее. Обратилась Наумова с запросами в прокуратуру, в суд, в полицию, но ответа так и не последовало. А летом 2016 года приставы появились вновь. Только уже с новой хозяйкой этой трехкомнатной квартиры, якобы купившей ее с торгов. Ею оказалась... наша знакомая Мадина Накохова!

После этого Татьяна пошла в суд с требованием обжаловать действия судебных приставов. Ответ был краток, как и все гениальное:

«В удовлетворении жалобы Наумовой Татьяны Евгеньевны об обжаловании действий судебного пристава-исполнителя отказать».

Суд оставил без внимания тот факт, что фамилии понятых были вписаны в акт описи квартиры уже после его составления. О чем дал показания в суде, под присягой, свидетель происшествия, случайно оказавшийся в той квартире знакомый Татьяны.

Тогда Наумова обратилась в ставропольский филиал «Общественной комиссии по борьбе с коррупцией». Ее сотрудники обратились с официальным письмом к председателю Промышленного районного суда:

«...Сотрудником службы судебных приставов О. С. Панечкиной были грубо нарушены нормы закона. Как указано в акте описи и ареста имущества, при производстве данных действий якобы присутствовали понятые, однако никаких понятых не было. И далее данная квартира была продана с торгов, несмотря на то, что действия приставов обжаловались в прокуратуре...».

Но и это было проигнорировано.

Как позже стало известно, в 2014 году ОАО «Агентство по ипотечному жилищному кредитованию» само обратилось в суд с просьбой выдать дубликат исполнительного листа. Просьбу удовлетворили. И вот тогда, в том же году, судебным приставом-исполнителем О. Панечкиной было вынесено постановление о возбуждении исполнительного производства. Выходит, уже во второй раз решили идти на таран приставы, после шестилетнего перекура.

Написала Татьяна письмо к приставам. На что был дан интересный ответ, дотированный 2015-м годом:

«...Однако после разделения Ставропольского межрайонного отдела судебных приставов ГУ УФССП по Ставропольскому краю, за период с 2009 по 2014 год исполнительный лист №..., выданный 19 мая 2008 года Промышленным районным судом Ставрополя, на исследование в Промышленный РОСП Ставрополя не поступал и, следовательно, исполнительное производство №... было окончено в Ставропольском межрайонном отделе судебных приставов ГУ УФССП по Ставропольскому краю в 2008 году». Подписано начальником отдела - старшим судебным приставом, советником юстиции 2 класса С. А. Титовым.

Получив такой ответ, Наумова подала апелляцию в суд, требуя отменить заочное решение от 2008 года. Женщина справедливо полагала, что уж если Ставропольским межрайонным отделом судебных приставов и возбуждалось исполнительное производство на основании оригинала исполнительного листа, который после разделения отдела не поступал, да и исполнительное производство было окончено в 2008 году, то это говорит о том, что срок его предъявления истек еще в 2011-м. Потому как срок действия данного документа три года со дня выработки.

Долгожданное апелляционное определение, вышедшее из равнодушного судебного механизма в конце августа 2016 года, просто выбило из колеи семью Наумовой. Суд посчитал, что:

«Сведений об окончании исполнительного производства №... от 11.09.2008 года материалы дела не содержат».

И дальше:

«Согласно материалам дела исполнительное производство №... от 02.10.2014 года окончено, квартира 03.04.2015 года продана с торгов».

В итоге:

«Частную жалобу ответчика Наумовой Т. Е. оставить без удовлетворения».

А как же аргументы, приведенные Татьяной в частной жалобе?

«...Не получала документов о подаче ОАО «Агентство по ипотечному и жилищному кредитованию» заявления о выдаче дубликата исполнительного документа, поэтому не могла участвовать в процессе, а также не могла в течение 15 дней обжаловать указанное определение в предусмотренный законом срок...»

Согласно статьям 31 и 23 ФЗ «Об исполнительном производстве» выдача дубликата исполнительного листа допускается только при наличии и в совокупности следующих условий: трехлетний срок предъявления исполнительного листа к исполнению не истек, и решение суда, на основании которого выдан исполнительный лист, не приведено в исполнение. И отсутствие одного из условий является основанием для отказа в выдаче дубликата исполнительного листа.

Правда, суд все же может восстановить срок предъявления исполнительного листа в случае признания причин пропуска срока уважительными. Но никаких оснований на это нет, да и причины пропуска судом даже не рассматривались и тем более не признавались уважительными.

За скоморохами посылали?

Но еще до этого судебного решения произошло вопиющее событие. Беда опять постучалась в дверь Татьяны. Неужели кто-то был осведомлен о грядущем судебном решении и действовал наверняка? Иначе цинизм происходящего просто выходит за рамки человеческого восприятия.

В конце июля 2016 года в трехкомнатную квартиру, теперь уже вновь Наумовой, стала ломиться Накохова с какими-то мужчинами. Те, в свою очередь, стали тыкать Татьяне в лицо договором купли-продажи. У которого, кстати, как обратил внимание прибывший по вызову участковый, нет никаких регистрационных знаков или отметки Регпалаты.

Тогда взломать дверь захватчикам не позволили. Но на следующий день им это все же удалось. А сломав дверь, они поселились в квартире Татьяны. Полиция на сей раз на вызов так и не приехала. Лишь на следующий день опять пришел участковый. Правда, решить вопрос с пребыванием в квартире двух наглых мужиков не смог. Посоветовал пожить всем вместе, пока вопрос не будет решен окончательно в судебном порядке.

Между прочим, в квартире находилась восьмимесячная внучка Татьяны. А новые соседи бесцеремонно стали пользоваться мебелью и посудой, принадлежавшей Наумовой. И мало того, водить каждый день гостей и устраивать попойки. Пришлось семье Татьяны бежать со своего дома в неизвестность. Бросив все и потеряв в той суматохе оставшиеся квитанции по платежам за ипотечный кредит.

А ведь в тот момент в суде было рассмотрено заявление Татьяны об отсрочке исполнения решения и назначены по нему разбирательства на конец августа. Данное определение было передано и в отдел судебных приставов-исполнителей Промышленного района, а исполнительное производство было остановлено до судебного рассмотрения. Кроме того, краевым судом были приняты и ее частные жалобы, касающиеся дела.

Но это не помешало захватчикам, якобы купившим у Накоховой квартиру, вломиться в нее. И приставы, и прокуратура закрыли тогда на это глаза. Отреагировала лишь полиция. Но до смешного нелепо. На заявление Татьяны был дан ответ, что дело о мошенничестве возбуждено быть не может за недостаточностью улик. Только мошенничество здесь ни при чем. Наумова подавала заявление о самоуправстве. И именно по этой статье просила возбудить дело. Видимо, в органах опять все перепутали.

Сгущались над городом тени

Но есть в этой горькой истории еще интересные моменты, заслуживающие нашего внимания.

Первое. На данный момент в отношении М. Накоховой в суде рассматривается дело, где последняя подозревается в совершении мошеннических действий (ст.159 ч.4 УК РФ). Вот только совсем по другим эпизодам своей бурной деятельности. Однако стоит отметить, что Мадина Султановна уже ранее привлекалась к ответственности по этой статье. И от реального срока ее тогда спасло наличие несовершеннолетнего ребенка, ввиду этого была предоставлена отсрочка. Но обвинительный приговор был уже вынесен на момент, когда закружилась вся эта канитель с квартирой Наумовой. Тогда вопрос: государевы мужи не могли понять, кто перед ними? Не закралась ли в их умы хоть толика сомнения насчет правоты Мадины и ее «покупателей» в сей истории?

Второе. Удивляет и тот факт, что Накохова, будучи крупным должником и злостным уклонистом, могла приобрести квартиру с торгов, пройдя через весь сверхмощный аппарат судебных приставов, обойдя закон, без каких-либо вопросов к ней со стороны его служителей. О чем речь? Да о ее долгах информация размещена на сайте судебных приставов. Куда, судя по всему, сами приставы заходить брезгуют. А мы попробовали. Итак, согласно размещенным там данным, Накохова задолжала более 2 миллионов рублей.

Причем долг в 1 миллион 200 тысяч рублей тянется за ней еще с 2014 года. И даже исполнительное производство возбуждено. Как же тогда приставы не опомнились, когда через них проходили деньги Мадины на покупку квартиры с торгов в 2015-м? По идее, они должны были счет арестовать, а средства конфисковать.

Третье. Ну ладно, допустим, провела приставов Накохова, как малых детей. Но вот о чем думал председатель суда Кузин, когда через его руки это мутное дело проходило? Он-то уж точно не ребенок. Скажете, мог не знать? Не уследил? Это бы просто-напросто говорило бы тогда о его непрофессионализме как руководителя. Но как бы не так. Он знал. Потому что Наумова была у него на приеме, и он тогда, еще до начала всей комедии, обещал разобраться. Но затем, очевидно, передумал.

А его подчиненными, как потом выяснилось, само дело было уничтожено за давностью. Такой был дан Татьяне ответ в судебном архиве, когда она хотела ознакомиться с делом в начале тяжбы. Ну а исполнительный лист был потерян уже приставами в 2009-м. И дела у них нет. Может быть, потеряли во время переформирования своего отдела, когда переезжали в другое здание?

По-хорошему, председателю Кузину этот балаган прекратить бы еще на первой стадии его развития... Но нет. Почему-то он в упор не видит всей нелепости происходящего. Как и мук Татьяны, оставшейся не только без квартиры, но и без всего имущества, там находившегося. Потому как вывезти новые хозяева его уже не дают.

А вообще, сложившаяся ситуация ну очень напоминает хорошо поставленный спектакль. Дело возбуждено в 2008 году. Тогда же выдается исполнительный лист. Однако никто не торопится им воспользоваться. В 2013 году дело, где расписана «вина» Наумовой, уничтожается за сроком давности. Еще ранее теряется исполнительный лист.

В 2014 году «Агентство по ипотечному и жилищному кредитованию» требует у суда его восстановления, а заодно и продления срока его предъявления. И добивается своего. В 2015 году Татьяну навещает Панечкина. Причем без всякой подготовки. Видимо, считает, что и смысла в этом нет. Она уверена в исходе дела. В том же году квартира Наумовой уходит с торгов. В 2016 году - эпилог. Изгнание прежних жильцов. Занавес!

Прошло два года. А что же Татьяна Наумова? Живет, ждет и надеется, но это уже совсем другая история...

Андрей СОБОЛЕВ.

comments powered by HyperComments









Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg