Новости
26 февраля 2018, 19:34

История сопричастности

На минувшей неделе мы отмечали 100-летие наших Вооруженных сил – вековой отрезок с начала становления армии (Красной, Советской, Российской). Общий праздник. Даже в сугубо гражданских семьях есть свои герои, свои защитники… Или живет добрая память о них. У всех нас воевали деды и прадеды, служат Отечеству братья, сыновья. У сильной половины человечества два года, а теперь уж и год срочной службы остаются в душе и памяти. Армия – это непростая, но очень важная страница жизни…

Деды и прадеды

Я не стала далеко ходить за примерами, просто прошла по кабинетам «Вечерки». Даже не всех опросила. И вот такой получился исторический срез. История в лицах. Больше всего тут, конечно, военной истории.

Павел Нестерович Слезкин.

Все начинается с детства – даже память. Вот и Лариса Ракитянская о Великой Отечественной войне узнавала из рассказов родных. И мама, и бабуля часто вспоминали, как вернулся с войны дедушка – Павел Нестерович Слезкин – белый как лунь. Может, оттого и не углядела его на вокзале жена Наталья. Каждый день на вокзал мужа встречать бегала… И пропустила. Да и трудно узнать-то было: уходил на войну чернявым – вернулся седым…

А вот сына своего Колю супруги Павел и Наталья Слезкины так и не дождались. Хотя теплилась в материнском сердце надежда, цепляясь за эти два коротких слова в похоронке: «Пропал без вести»…

Николай Павлович Слезкин.

Не осталось у родителей от Коли ни этой похоронки, ни одного письма. Размыло буквы водой, когда лежали письма и фотографии в земле. Наталья их там прятала – в огороде, когда немцы в Ставрополе были… Фотография Коли потемнела от воды, но все же ее удалось восстановить. Здесь младший лейтенант Николай Павлович Слезкин запечатлен при полном параде – сразу после выпуска Могилевского пехотного училища… А строчки из писем с передовой сохранились в памяти: «Я снова в жарких боях»…

Да, на Смоленском направлении тогда было жарко… Решалась судьба не только Ельни, Вязьмы, неизвестной деревушки или безымянной высоты. На этом участке фронта решалась судьба Москвы… судьба Родины…

Руководитель нашей рекламной службы Елена Шапошникова принесла старое сочинение своей дочери Ульяны:

«Мой прапрадедушка Николай Григорьевич Кобыльченко в июне 1941-го ушел на фронт из села Первомайского Ростовской области. Первое известие получили от него из Одессы. Вторым был «треугольник», в котором сообщалось: «Ваш муж Кобыльченко Николай Григорьевич пропал без вести в боях на Крымском перешейке»… Моя прапрабабушка Ульяна Моисеевна хранила похоронку всю жизнь. Жутко пожелтевший тетрадный лист этого «треугольника» лежал рядом с иконами…

Александр Иванович Селютин.

Дед секретаря нашей редакции Марины Ильченко – Александр Иванович Селютин – вернулся с войны с орденом Красной Звезды и дорогой каждому солдату медалью «За отвагу». Выпускник Ставропольского электротехникума связи ушел на фронт в 19 лет, обеспечивал связь с командованием в боях за Сталинград, в сражении на Сапун-горе, а также в Венгрии, Румынии – всего и не перечесть…

Николай Михайлович Неляпин.

Николай Михайлович Неляпин (свекор нашего главного бухгалтера Нины Михайловны Неляпиной) ушел на фронт в 1943-м, приписав к своему возрасту год. Прошел курсы шоферов и был отправлен в роту, перегонявшую поступавшие по ленд-лизу «студебеккеры» из захваченного англичанами Ирана в Орджоникидзе (Владикавказ). С 1944 года в составе 2-го Украинского фронта участвовал в освобождении Варшавы и битве за Берлин…

После войны еще пять лет служил шофером в Академии Генштаба. Демобилизовавшись, вернулся домой, окончил школу (он ведь ушел на фронт, не получив аттестата). Поступил в мединститут. Николай Михайлович был в Ставрополе известным и уважаемым человеком. Всю жизнь проработал в противочумном институте, опубликовал много научных работ.

Он прожил хорошую долгую жизнь. Умер 12 апреля 2015 года, меньше месяца не дожив до 70-летия Победы…

Василий Никанорович Павлов – мой дедушка. Отказавшись от партийной брони, в 1941-м ушел на фронт. Погиб 8 февраля 1945-го в Восточной Пруссии. К сожалению, не сохранилось ни фотографий, ни похоронки – только письма. Всегда думала, что дед похоронен где-то в Калининградской области. На сайте «Мемориал» нашла фото обелиска, где выбито его имя. Но приписка под снимком гласила: «Ошибочно увековечен». Переходя по ссылкам, я нашла выписку о боевых потерях за 8 февраля за подписью командира части, где служил дед, и наконец, узнала, как все случилось. В те дни часть несла огромные потери. В Восточной Пруссии шли ожесточенные бои. Поэтому, видимо, и произошла путаница с тем, кто из павших где похоронен… В выписке значилось, что капитан Павлов Василий Никанорович погиб смертью храбрых на железнодорожной станции Опен, прикрывая отход своих бойцов во время первой «захлебнувшейся» атаки. Потом, когда станцию все-таки взяли, там поставили обелиск.

А после войны здесь прошла советско-польская граница. Так и оказались по разные стороны государственной границы братские могилы погибших в один день солдат одной воинской части…

…Станции с названием Опен в Польше давно нет… И обелиска, наверное, теперь тоже нет. Горько это все, конечно. Тяжело глядеть на то, как «благодарные потомки» в спасенной советскими солдатами Европе даже память о своих спасителях стремятся в пыль стереть… Может быть, из-за такой вот короткой памяти европейцев русской армии не единожды в ее истории ту самую Европу спасать приходилось.

Братья и сыновьяВладимир Петрович Сварич.

Руководитель службы доставки и подписки Ольга Петровна Сварич коротко рассказала о своем брате. Да больше-то, наверное, и нельзя: Владимир Петрович Сварич более 23 лет служил в военной контрразведке. На Урале, в Заполярье, в Центральном военном округе. Награжден 13 медалями – в том числе «За боевые заслуги» и «30 лет победы над милитаристской Японией». В запас уволился в 1988 году.

О своей службе в армии представители сильной половины нашей редакции уже рассказывали – в рубрике «Дембельский альбом» мы публиковали снимки и воспоминания об этом прекрасном времени нашего водителя Владимира Шнайдера и фотокора Александра Плотникова . Надеюсь, что когда-нибудь наш главный редактор Михаил Василенко переложит на бумагу свои воспоминания об армии. Их бы отдельной книжкой издать, народ бы зачитывался.

Александр Иштуганов.

... Александр Иштуганов о своей службе вспоминает без огонька, но с благодарностью. Армия все-таки по-хорошему закаляет. «Вернулся здоровым мощным мужиком», – говорит Александр. После учебки в Дзержинске он служил в Красноярске – в линейном батальоне (железнодорожные войска). В 80-х большинство срочников было «со школьной скамьи», сержант Иштуганов, призвавшийся после института, конечно, выделялся на фоне 18-летних пацанов. Его взяли в штаб.

Кстати, именно там были заложены основные принципы работы в будущей гражданской профессии.

Но даже если профессия далека от военной, армия в ее освоении если не помогает, то уж точно не мешает. Помню, как переживала наша верстальщица Анна Касьянова, когда ее сын Паша призвался в армию раньше срока – после второго курса музыкального колледжа. Конечно, мама волновалась – не испортил бы руки, не сорвал бы голос…

Павел Касьянов.

Да, служить в караульной роте было непросто. Но Павел Касьянов – двухметровый красавец – трудностей не боялся. Его часть располагалась в Нижегородской области. Командиры из личного дела знали, что у них такой музыкальный боец в части служит. И творческому развитию парня не мешали, даже способствовали. Павел занял второе место в региональном конкурсе военной и патриотической песни. А среди солдат Пашка со своей гитарой душой компании был…

После дембеля Павел доучился в Ставрополе и уехал в столицу, окончил там музыкальный институт имени Шнитке. Сейчас служит в театре «Новая опера»… У него сугубо гражданская профессия. Только вот в жизни иной раз – как на войне – приходится терять друзей.

Когда в декабре 2016-го Павел узнал о катастрофе борта Минобороны над Черным морем, у него на секунду потемнело в глазах. Среди солистов ансамбля имени Александрова, находившихся в самолете, был и Алексей Трофимов . Они вместе учились, несколько лет жили в одной комнате в общаге…

Алексей Трофимов.

Павел ездил потом к Лешкиным родителям в Коломну, рассказывал, вспоминал, слушал. Гибель Лехи стала для Павла личной трагедией. Ту катастрофу над Черным морем так восприняли все – и знавшие артистов ансамбля лично, и не знавшие…

...Вспомните историю своей семьи, жизненный путь своих родных людей и согласитесь: все мы своими корнями, своей памятью сопричастны истории армии. Ведь армия – это Россия, а Россия – это мы.

comments powered by HyperComments

Интересное









Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg